Экономика и политика новой энергетики

28 Сен 2017

Экономика и политика новой энергетики

Сегодня мы переходим от постиндустриальной к цифровой экономике. Одной из важных составляющих так называемой цифровой революции является трансформация мировых энергосистем и транспортного сектора. В основу новой экономики закладывается повсеместный доступ к дешёвой электроэнергии и внедрение возобновляемых источников энергии (ВИЭ). 

Мария Кутузова

Несмотря на консерватизм энергетического сектора (как правило, в нём происходят медленные изменения, растянутые на несколько десятилетий и даже века), мы являемся свидетелями быстрого технологического прогресса в области солнечной и ветряной генерации. Наблюдаются также существенные подвижки в транспортном секторе. Как России не отстать от этих трансформационных процессов, охвативших мировую энергетику? 

Последнее исследование Центра глобальной энергетической политики Колумбийского университета The Geopolitics of Renewable Energy посвящено проблемам, которые могут сопровождать развитие технологий возобновляемой энергетики. Согласно выводам экспертов, широкое распространение ВИЭ и электромобилей приведут к сокращению спроса на нефть и газ, поменяют отношения между странами-импортёрами и экспортёрами углеводородного сырья. В перспективе новые технологии в энергетике помогут обеспечить доступ к современным и дешёвым энергетическим услугам в тех регионах, где сейчас наблюдается их дефицит. Они будут способствовать сокращению бедности, связанных с ней рисков социальной нестабильности и миграции. Но сегодня способность использовать возобновляемые источники энергии в значительной степени зависит от доступа к технологиям и капиталам. Это создаёт преимущества для стран с хорошо развитой инновационной культурой и финансовой сферой.  

Согласно выводам экспертов, доля ВИЭ в мировом производстве энергетических ресурсов достигнет 30-45% в 2035-2045 годах и 50-70% к 2050 г. Россия входит в число стран, чья экономика и общество могут в значительной степени пострадать от перехода к новой энергетике. Среди других государств, чьё благополучие под угрозой, – ведущие страны-производители углеводородного сырья: Саудовская Аравия, Катар, Египет, Алжир, Казахстан, Ливия, Венесуэла и Бразилия. В наиболее выигрышной ситуации – импортёры УВС и технологические лидеры: США, Китай, Индия, ряд европейских государств. Таким образом, переход к новой глобальной энергетической системе, в которой будут доминировать возобновляемые источники, приведёт к появлению новых геополитических лидеров и проигравших.

Однако опыт лидеров сегмента возобновляемой энергетики показывает, что переход к ВИЭ – непростая задача, решаемая сегодня в Европе за счёт государственных субсидий и постановлений на уровне правительства.  

По мнению Виталия Казакова, директора программы "Экономика энергетики" Российской экономической школы, сейчас нашей стране нужно заниматься, прежде всего, совершенствованием институциональной структуры. Без соответствующих хорошо работающих институтов цифровая экономика может превратиться у нас в так называемый карго-культ (повторение формы без наполнения её необходимым содержанием). Если раньше развитие возобновляемой энергетики в мире поддерживалось в основном за счёт государственных субсидий, то теперь совершенствование технологий привело к удешевлению производства ВИЭ. По словам эксперта, распространение таких новых технологий определяется соображениями экономической целесообразности, и в перспективе оно будет идти экспоненциальными темпами.

"Совсем ещё недавно в пятёрку крупнейших по капитализации компаний входили международные нефтегазовые корпорации. По итогам 2016 г. все они были вытеснены крупнейшими технологическими лидерами. Лидером инновационного развития сегодня является сектор информационных технологий. Отмечу, что страны-лидеры высокотехнологичной экономики никогда не ставили перед собой специальной цели развития технологий и инновационных решений. Зато они всегда способствовали созданию институтов, без которых такая экономика невозможна: независимой судебной системы, защиты права собственности, политико-правовой системы, основанной на праве, а не на понятиях. Это привело к развитию предпринимательской среды и раскрытию человеческого потенциала. Все те сервисы, которые сегодня перекочевали в наши с вами смартфоны, были доступны в 1980-х годах за 1 млн долларов. Один из главных вызовов будущего – постепенное вытеснение человека из производственной деятельности. Новая экономика будет основана на использовании технологий искусственного интеллекта и роботизации. Исключение человека из экономических цепочек является дополнительным аргументом в пользу набирающей популярность концепции безусловного базового дохода", – отмечает В. Казаков. 

До конца нынешнего года французские власти рассчитывают принять новый законопроект, предполагающий поэтапный запрет разведки и добычи углеводородов во Франции и её заморских территориях. Это первая страна в мире, решившая пойти на такой радикальный шаг. Тем самым французское правительство хочет продемонстрировать свою приверженность Парижскому климатическому соглашению и нейтрализовать негативное воздействие выбросов парниковых газов к 2050 г. 

Согласно законопроекту, Франция больше не будет выдавать лицензии на разведку нефтегазовых месторождений. 

Постепенно, к 2040 г., будет прекращено продление уже действующих лицензий. Кроме того, французские власти собираются ввести запрет на продажу транспортных средств с бензиновым и дизельным двигателем к этому же году. В Париже использование дизельных ТС будет прекращено уже в 2020 г. 

Кроме того, французы намерены уже к 2022 г.остановить выработку электроэнергии на основе угля, а также сократить с 75% до 50% долю атомной энергетики в электрогенерации.

Однако подобные законодательные новации носят во многом символический характер. Ведь во Франции выдано всего 63 лицензии на разведку и разработку нефтегазовых месторождений. В стране в 2016 г. было добыто порядка 815 тыс. т нефти и 400 млн кубометров газа. Поэтому 99% углеводородного сырья, необходимого для французских потребителей, импортируется. Очевидно, что в ближайшие десятилетия страна продолжит ввозить углеводороды и заниматься их переработкой. 

Изменения в законодательстве могут оказать негативное воздействие на компанию Total, у которой есть планы по разработке шельфа заморских территорий страны – в частности, во Французской Гвиане. Но компания не отказывается и от развития добычи нефти в Европе. Не так давно Total за 7,5 млрд долларов купила у Дании последний крупный нефтегазовый актив в стране – Maersk Oil. 

Датчане также нацелены на развитие своей "зелёной энергетики". Сегодня 40% потребностей в энергии  в стране обеспечивается на основе ВИЭ, к 2030 г. этот показатель должен достичь 50%. Уже к 2020 г. на ветроэнергетику будет приходиться порядка 48-50% в производстве электроэнергии в стране. К этому году власти страны собираются довести долю ВИЭ в электрогенерации до 72%, а в отоплении – до 71%. 

Распродажа углеводородных активов датскими компаниями является частью долгосрочной стратегии правительства страны. Не так давно Dong Energy продала британской INEOS свой нефтегазовый бизнес. В его состав входит и доля в проекте освоения гигантского газового месторождения Ормен Ланге на шельфе соседней Норвегии. Экспортируемый с него газ обеспечивает потребности Великобритании в "голубом топливе".  

Однако именно доходы от реализации нефти, добываемой на шельфе Северного моря, позволяли Дании субсидировать развитие ВИЭ. Так, по данным World Economic Forum, создание 1 ГВт мощностей ветроэнергетики в сухопутной части страны оценивается примерно в 1,3 млрд долларов. Из каких источников эта отрасль будет поддерживаться после продажи нефтегазовых активов?

Примечательно также, что после отказа датского правительства от налоговых льгот в стране рухнули продажи электромобилей. Ведь именно государственные регулирование и субсидии являются главными факторами, стимулирующими развитие этого сегмента. Так, Норвегия приняла решение к 2025 г. продавать в стране только электромобили и гибриды. Великобритания, также как и Франция, планирует ввести запрет на продажу транспортных средств с бензиновым и дизельным двигателем к 2040 г. Шотландия запланировала ввести это ограничение в 2032 г.

Автогиганты подстраиваются под решения властей. Концерн Volvo объявил о полном переходе с 2019 г. на выпуск электромобилей и гибридов. Британская компания Jaguar Land Rover рассказала об аналогичных изменениях с 2020 г. Первым её электромобилем станет Jaguar I-Pace, который начнёт продаваться уже в следующем году.

Вместе с тем, европейцы обеспокоены: в 2020 г. в ЕС прекратится действие программы по субсидированию альтернативной энергетики. Без политической и финансовой поддержки продвижение "зелёной энергетики" затруднительно. 

Полный текст читайте в №9 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2017. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su