Каспийский узел противоречий

19 Сен 2016

Каспийский узел противоречий

В последнее время Россия пытается активно развивать отношения с Ираном, который после снятия западных санкций может вернуть себе роль ведущего экономического и политического центра Ближнего Востока. Налаживать связи с Исламской Республикой планируется как на двухсторонней основе, так и в рамках многостороннего партнёрства. Ярким примером такого многостороннего формата стала недавняя встреча лидеров России, Ирана и Азербайджана.

Владимир Мишин

У трёх прикаспийских стран много потенциальных сфер для экономического взаимодействия – в частности, создание транспортного коридора "Север-Юг" и развитие региональных систем электроэнергетики. Но основное внимание, конечно, приковано к совместным углеводородным проектам, поскольку Россия и Иран являются крупнейшими производителями УВС, а Азербайджан – важнейшей транзитной территорией.

Однако встреча в Баку в очередной раз продемонстрировала, что противоречий в нефтегазовой сфере между каспийскими игроками даже больше, чем точек соприкосновения. В частности, Иран намерен в ближайшее время значительно увеличить свои нефтяные поставки в Европу, создав тем самым серьёзную конкуренцию для России. При этом в качестве одного из вариантов транспортировки "чёрного золота" в ЕС рассматривается… транзит через Украину.

В газовой сфере "яблок раздора" ещё больше. Иран также активно рвётся со своим "голубым топливом" на рынки ЕС, грозя потеснить на них Россию. Но поскольку у Тегерана нет средств на строительство новых газопроводов, наиболее реальным маршрутом таких поставок является транзит через Азербайджан. А это уже бьёт по интересам России не только на европейских, но и на азиатских рынках. Ведь Москва планировала использовать азербайджано-иранский коридор для организации своповых поставок, предполагающих отгрузку газа потребителям в АТР с иранского побережья Персидского залива.

Явно не в интересах России и гипотетическое "воскрешение" проекта "Белый поток" по транзиту иранского газа через территории Армении, Грузии и Украины…

Таким образом, энергетическая тематика пока что является скорее камнем преткновения, чем фактором развития каспийского сотрудничества.

Восьмого августа в Баку прошла первая трёхсторонняя встреча президентов России, Азербайджана и Ирана. В её ходе были рассмотрены вопросы экономического сотрудничества на Каспии, региональной безопасности, борьбы с терроризмом, военно-технического сотрудничества. Большое внимание Владимир Путин, Ильхам Алиев и Хасан Рухани уделили проекту транспортного коридора "Север – Юг", подготовке Конвенции о правовом статусе Каспия и созданию электроэнергетического моста Россия – Азербайджан – Иран.

Что касается углеводородной сферы, то, как заявил Владимир Путин, "приоритетным видится реализация проектов по разведке и разработке нефтегазовых месторождений, прежде всего в Каспийском море". Россия также готова "обсуждать взаимовыгодные схемы совместного использования трубопроводной инфраструктуры для транспортировки добываемого сырья". В свою очередь, Ильхам Алиев заявил, что "ГНКАР заинтересована в участии в работах, проводимых в иранском и российском секторах Каспия".

Однако о каких-либо конкретных совместных нефтегазовых проектах речь на переговорах в Баку не шла. Пока на Каспии де-факто продуктивнее не трёх-, а двухстороннее энергетическое сотрудничество.

Транспортный коридор "Север – Юг" был назван президентом Алиевым "транснациональным проектом стратегического значения". По данному маршруту длиною 7200 км – от Санкт-Петербурга до индийского порта Мумбаи – в 2015 г. было перевезено 7,3 млн т грузов. Этот проект не требует серьёзных стартовых инвестиций, так как значительная часть транспортной инфраструктуры уже создана. При этом он обещает стабильную и долгосрочную выгоду от транзита товаров из стран Юго-Восточной Азии и Персидского залива через территории Ирана, Азербайджана и России в Северную и Западную Европу (только по железной дороге – до 10 млн т, а суммарно – до 20 млн т в год). Сейчас грузы из Индийского океана плывут в Европу через перегруженный Суэцкий канал. "Север – Юг" (с использованием морского, железнодорожного и автомобильного транспорта) сократит время перевозки вдвое.

Для запуска сквозного железнодорожного сообщения Азербайджану нужно построить мост через пограничную реку Астара длиною 82,5 м и проложить 8,3 км железнодорожных путей от города Астары (азербайджанской) до иранской границы. А Ирану требуется к 2020 г. соорудить железнодорожную магистраль Астара (иранская) – Решт – Казвин и увеличить мощность порта Астара с 0,6 до 2 млн т в год.

В нефтегазовой сфере точкой новых взаимных интересов Москвы, Баку и Тегерана может стать российский газовый своп на север Ирана по ГТС Азербайджана (до 5–7 млрд кубометров в год). Взамен Россия получит на юге Ирана эквивалентное количество СПГ, произведённого на заводе, который только предстоит построить. Как завил в Баку министр энергетики РФ Александр Новак, этот СПГ "пойдёт на рынки Юго-Восточной Азии, где в перспективе более высокие темпы потребления газа".

Углеводородный потенциал Азербайджана относительно невелик. Открытие новых месторождений в лучшем случае – вопрос будущего. Как следствие, интерес нефтяных компаний РФ к проектам в республике не столь велик. Поэтому в настоящее время основу российско-азербайджанского энергетического сотрудничества составляют проекты, запущенные ещё в конце прошлого века. В сфере добычи – это газоконденсатный Шах-Дениз (в Баку его потенциал оценивают в 1 трлн кубометров газа и 240 млн т конденсата, оценка ВР на треть ниже), в котором "ЛУКОЙЛ" имеет 10% долевого участия. Национальной иранской газовой компании также принадлежат 10%. СРП по Шах-Денизу (подписано в 1994 г.). Инвестиции "ЛУКОЙЛа" в реализацию Фазы 1 и Фазы 2 должны составить 3,2 – 3,5 млрд долларов, доля компании на пике добычи (и до завершения инвестиционных взаиморасчётов с Азербайджаном) – 2,5 млрд кубометров газа и 0,65 млн т конденсата в год.

В сфере транспортировки – это нефтепровод Баку – Новороссийск. Контракт на прокачку азербайджанской нефти по данной магистрали был подписан в 1996 г, однако Баку так и не смог обеспечить выход трубы на проектный уровень – 5 млн т в год. Максимальный объём (4 млн т) пришёлся на 2008 г., когда произошла авария на турецком участке трубопровода Баку – Тбилиси – Джейхан, а нефтепровод Баку – Супса был остановлен по соображениям безопасности. В 2015 г. по магистрали Баку – Новороссийск было прокачано 1,27 млн т азербайджанской нефти, прогнозируемый объём на 2016 г. – 1,3 млн т.

В 2015 г. у России и Азербайджана появилась третья составляющая энергетического партнёрства – газовая. Согласно подписанному контракту, поставки российского "голубого топлива" в республику по трубопроводу Моздок – Кази-Магомед составят до 2 млрд кубометров в год. Но, как заявил глава "Газпрома" Алексей Миллер, ГНКАР готова увеличить закупки на 3–5 млрд кубометров в год, осталось лишь договориться о цене и сроках.

Полный текст читайте в №9 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2017. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su