Катастрофа с надеждой на лучшее

15 Дек 2016

Катастрофа с надеждой на лучшее

Российская добыча нефти растёт. Но сможет ли отечественная геологоразведка поддержать высокие темпы разработки углеводородных залежей новыми открытиями? Большинство месторождений находится на поздней стадии эксплуатации, средние запасы отрываемых объектов постоянно снижаются. Причем многие новые активы расположены в труднодоступных регионах на суше или на шельфе, что делает их освоение нерентабельным в существующих экономических условиях. Поэтому, по словам академика Алексея Конторовича, ситуация с отечественной геологоразведкой "катастрофическая".

Мария Кутузова
© "Газпром нефть"

Как утверждает Государственная комиссия по запасам (ГКЗ), до 2030 г. производство нефти в стране на 80% обеспечено уже обнаруженными и рентабельными для освоения запасами. Но чтобы иметь надёжную ресурсную базу на период до 2040 г. недропользователям нужно уже сейчас искать новые месторождения.

Однако в последнее время в традиционных регионах нефтедобычи удаётся обнаруживать лишь мелкие объекты. В среднем сейчас в год открывается порядка 30-35 небольших нефтяных и газовых месторождений. Поэтому главная задача отрасли – выход на новые территории. В частности, перспективы крупных открытий связывают с морскими акваториями России. 

По итогам 2016 г. ГКЗ не прогнозирует большого прироста запасов УВС. Согласно оценкам её генерального директора Игоря Шпурова, будет обеспечено простое воспроизводство добытого углеводородного сырья. Напомним, добыча нефти в нынешнем году ожидается в объёме 547 млн т (против 534 млн т годом ранее), а добыча газа должна остаться на уровне прошлого года – 635 млрд кубометров. Для сравнения, в 2015 г. запасы нефти выросли на 730 млн т, газа – на 1,095 трлн кубометров.

Как отмечает И.Шпуров, больше 40% распределённого фонда в стране – это запасы категорий C1+C2. При этом доля рентабельных запасов составляет 68%. Как правило, они расположены на уже разрабатываемых месторождениях.

Что же касается нераспределённого фонда, то месторождения в нём почти закончились, поэтому пора переходить от слов к делу. В первую очередь это касается совершенствования процесса ГРР.  "Нужно наконец-то определиться: кто выполняет региональный этап геологоразведочных работ? Этот вопрос не находит решения в России более 25 лет", – отмечает глава ГКЗ.

Решению проблемы воспроизводства минерально-сырьевой базы будет способствовать принятие новой классификации запасов, построенной по проектному принципу. В октябре нынешнего года Минприроды РФ и ООН утвердили совместный документ, который приближает эту новую российскую классификацию запасов и ресурсов углеводородов к классификации ООН.  

Кроме того, важнейшая задача – создание независимой системы аудита запасов. А для этого требуется сформировать экспертное сообщество, которое должно быть признано и нашим  государством, и на международном уровне.

Впрочем, одни только организационные меры не способны радикально изменить ситуацию в отрасли. Согласно информации генерального директора ВНИГРИ Олега Прищепы, порядка половины углеводородных запасов, числящихся на государственном балансе, относятся к трудноизвлекаемым и неэффективны для разработки в современных условиях.

"Если формально подходить к вопросу восполнения сырьевой базы, динамика наших открытий за последние 10 лет положительна. Но это без анализа того, какие именно запасы приращиваются. Как правило, они неэффективны и нецелесообразны для разработки с экономической точки зрения", – отметил О.Прищепа, выступая на конференции "Геологоразведка-2016", организованной "Восток Капитал".

В свою очередь, президент Российского геологического общества Виктор Орлов полагает, что одной из проблем является отсутствие объективной оценки состояния геологической отрасли, тенденций в изменениях сырьевой базы и геологической изученности территории страны. По его мнению, сейчас у России нет единой государственной стратегия в отношении геологоразведки, что порождает системные проблемы.

"Нет единого понимания роли государства и бизнеса в геологическом изучении недр и воспроизводстве минерально-сырьевой базы. Тогда как задачи, стоящие перед бизнесом, далеко не всегда совпадают с государственными", – утверждает В. Орлов.

По словам генерального директора "Росгеологии" Романа Панова, затянувшийся период низких цен и нестабильного спроса на углеводороды продолжает оказывать давление на инвестиционную привлекательность и доходность геологоразведочных и добывающих компаний. Среди самых острых проблем российской геологоразведки – сокращение государственного финансирования, ограниченный доступ к заёмным средствам и зарубежным рынкам капитала, а также к новым технологиям из-за введенных в отношении России санкций.

Нефтяники сокращают расходы, урезают инвестиционные программы на геологоразведку. Так, согласно прогнозу Министерства природных ресурсов и экологии, вложения в сферу ГРР в России по итогам 2016 г. сократятся на 4-5% (примерно до 310 млрд рублей). При этом сам государственный холдинг, завершивший процесс консолидации активов, планирует по итогам года занять 12-15% на российском рынке геологоразведочных работ (32 млрд рублей).

В следующем году инвестиции в ГРР снизятся ещё на 5%. Однако, по словам Панова, в этом году появились первые признаки возвращения интереса к геологоразведке. "Сейчас хорошее время для мобилизации внутренних ресурсов. Важно понимать, что при изменении конъюнктуры на сырьевых и финансовых рынках “окном возможностей”, в первую очередь, воспользуются наиболее подготовленные компании, имеющие ресурсы и потенциал для быстрого роста", – отмечает глава "Росгеологии". Выход, по его словам, – в увеличении объёмов геологоразведки, выполняемой по заказу государства и компаний.

"Госзаказ на проведение ГРР снижается, сокращается финансирование геологоразведки со стороны государства. Тогда как отдача от бюджетных вложений в ГРР самая высокая. Важно сохранить государственный заказ и разделить с недропользователями риски первого этапа региональных работ. Новый проект развития минерально-сырьевой базы, проходящий сейчас общественные слушания, содержит в себе много противоречий. Необходимо комплексное освоение территорий, создание перерабатывающих мощностей, а эти вопросы в документе не отражены", – считает Р. Панов.

Глава "Росгеологии" настаивает: отечественной геологоразведке "нужна стратегия поиска, а это задача государства". Но, согласно планам Роснедр, финансирование за счёт средств бюджета поисковых и оценочных работ, непосредственно ориентированных на воспроизводство минерально-сырьевой базы, будет постепенно сокращаться вплоть до полного прекращения в 2021 г. Тогда как, по словам Панова, государственная система поддержки геологоразведки должна быть особенно эффективной в условиях ограниченного доступа к международным рынкам финансирования.

Пока не нашла своего разрешения главная интрига уходящего года: перенесён на следующий год аукцион на крупнейшее в нераспределённом фонде Эргинское нефтяное месторождение (ХМАО, Западная Сибири) с запасами в 103 млн т. Площадь лицензионного участка достигает 762,8 кв. км. Интерес к этому объекту проявляет крупный международный инвестор. Право на его разработку рассчитывает получить и "Роснефть".

Пока Минприроды предлагает в 2017 г. распределить для геологического изучения 17 участков недр с прогнозными ресурсами углеводородов более чем в 500 млн т н.э. Они расположены в Омской области, а также в республиках Башкортостан и Удмуртия.

Полный текст читайте в №11-12 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2017. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su