Санкции в помощь

14 Дек 2016

Санкции в помощь

Повлияли ли на Россию западные санкции?  Над ответом на этот вопрос сегодня всё чаще задумываются именно на Западе. "Разорванная в клочья" экономика существует только в воображении некоторых зарубежных политиков. На деле же ожидавшегося краха нефтедобывающей отрасли не произошло и РФ по-прежнему поддерживает объёмы прозводства и экспорта "чёрного золота" на рекордных уровнях – даже по сравнению с предсанкционным периодом. При этом в резерве ещё остаются "гибкий" рубль и не менее гибкая фискальная политика.

Константин Сергеев
© "Газпром нефть"

По данным Минэнерго, по итогам сентября среднесуточное производство "чёрного золота" в стране достигло 11,11 млн барр./сут., что на 3,7% выше показателей августа. Всего за месяц было добыто 45 млн 483 тыс. т нефти, то есть почти на 180 тыс. т больше, чем в августе (+0,4%). Наибольший прирост при этом продемонстрировали "Газпром нефть" (+5,2%) и "Роснефть" (+2,6%).

А в октябре, согласно данным ЦДУ ТЭК, был установлен новый рекорд: 11,204 млн барр./сут. или 47 млн 386 тыс. т по итогам месяца. Кстати, авторитетные западные источники (Bloomberg, Platts и другие) обращают особое внимание на то, что эти показатели были достигнуты за счёт интенсификации разработки месторождений не только обычной (конвенциональной) нефти, но и так называемой трудноизвлекаемой – несмотря на санкции, препятствующие российским операторам приобретать соотвествующие технологии и оборудование.

Дальнейшее развитие этих тенденций ожидается и в среднесрочной перспективе. В частности, специалисты швейцарской UBS Groupe предполагают, что в новом 2017 г. Россия будет в состоянии увеличить добычу "чёрного золота" как минимум на 2,7%. Эксперты Goldman Sachs оценивают потенциал этого прироста несколько скромнее (+2,6%), но также говорят о выходе на уровень в 11,7 млн барр./сут. (около 49,5 млн т в месяц или порядка 594 млн т в). Причём этот прирост ожидается даже при сохранении неустойчивой ценовой динамики. Любопытно, что подобные оценки выглядят заметно оптимистичнее прогнозов руководства российского Минэнерго. Так, заммминистра Кирилл Молоцов заявлял о том, что добыча в 2016 г. составит 540-545 млн т, а министир А.Новак прогнозировал выход на рубеж в 548 млн т в 2017 г.

Пытаясь раскрыть секрет столь неожиданных успехов российских нефтяников, западная отраслевая аналитика всё настойчивее приходит к выводу, что они стали возможными благодаря... санкциям, введение которых дивным образом совпало с началом резкого пикирования нефтяных котировок.

Уже к середине 2015 г. цены на "чёрное золото" просели более чем на 43% по сравнению со средним уровнем предшествующего года. А в первые месяцы 2016 г. они нырнули даже ниже 30 долл./барр. Подобная динамика заставила всех без исключения производителей нефти задуматься об экономии средств. Эти грустные мысли не оставляют их даже сегодня, когда котировки балансируют в обнадеживающем коридоре 45-50 долл./барр.

Сократить производственные затраты пытаются все. Однако, по мнению западных экспертов, у "русских" это пока получается лучше. Имея достаточно низкие капитальные издержки (см. "Почём баррель не для народа?" в №10/2016), российские компании смогли более чем существенно сократить и оперативные расходы. Заметим, что за десятилетие, предшествующее началу ценового кризиса на рынке нефти, именно оперативные затраты увеличивались опережающими темпами.

В этот период относительного ценового благополучия (за исключением кризисных 2008/2009 гг.) по темпам прироста оперативных затрат Россия заметно опережала не только Ближний Восток, но и США. При этом для Америки определяющими фактором являлся исключительно низкий уровень издержек на сухопутных (главным образом сланцевых) месторождениях и на глубоководных участках шельфа Мексиканского залива. С учётом объёмов добычи, это вполне компенсировало ускоренное подорожание барреля нефти, добываемого на Аляске. При этом в абсолютных величинах оперативные расходы американских операторов оставались довольно высокими. По данным Rystad Energy, к началу 2016 г. их средний уровень достигал 14,8 долл./барр. по сравнению с 8,4 долл./барр. у их российских коллег.

Дальнейшее снижение котировок заставило операторов изыскивать новые резервы для сокращения себестоимости добычи. Результатом этих усилий стало существенное сокращение оперативных затрат – по оценкам Wood Mackenzie, на 9,4% в 2015 г. Более подробный анализ данного показателя свидетельствует о том, что он был достигнут именно благодаря России.

Без учёта 30-процентного сокращения оперативных расходов российскими компаниями (по версии Wood Mackenzie) среднее снижение этого показателя к началу 2016 г. едва достигло 4%. При этом в шести из рассматриваемых регионов (контролирующих почти 41% всей мировой нефтедобычи) эта статья затрат продолжала расти. Для разработчиков  наземных месторождений США средний уровень оперативных расходов остался прежним, в то время как их канадским соседям удалось их уменьшить на целых 18%.

При рассмотрении по группам операторов становится очевидным, что наименьшую склонность к экономии, даже во время кризиса, продемонстрировали национальные нефтяные корпорации (ННК), традиционно рассчитывающие на помощь государства.

Без учёта российского фактора (который, по мнению западных экспертов, "перекашивает" средние показатели отрасли) по итогам 2015 г. ННК в среднем уменьшили свои оперативные затраты лишь на 1%. Конечно, это куда лучше их роста на 5,4% годом ранее, но всё же свидетельствует, что национальные гиганты по-прежнему не настроены всерьёз экономить. Чего, кстати, не скажешь о частных операторах, которым за истекший год удалось ускорить темпы снижения этого показателя с 2,5 до 7 раз.

Более внимательный анализ причин сокращения оперативных затрат показывает, что своими успехами лидеры обязаны не только общей рыночной конъюнктуре. Так, дополнительным стимулом для канадских операторов стала нехватка трубопроводных мощностей для экспорта. Кстати, далеко не последнюю роль в обострении этой проблемы сыграла "дружеская" помощь уходящей администрации США, преждевременно похоронившей проект трансамериканского нефтепровода Keystone ХL.

Что же касается Северного моря, то здесь усреднённая 20-процентная экономия оперативных расходов была достигнута главным образом благодаря норвежским компаниям. Не ожидая помощи от государства, они сделали основную ставку на поиск новых технологических решений в сфере повышения нефтеотдачи и на освоение глубоководных месторождений.  А вот баррель "чёрного золота", добываемый британскими операторами в том же регионе, по-прежнему остаётся одним из самых дорогих в мире – несмотря на все их попытки выжать из руководства страны дополнительную законодательную и финансовую поддержку.

Что же касается российских нефтяников, то своими рекордами по сокращению оперативных расходов они во многом оказались обязаны именно западным санкциям.Это стало полной неожиданностью для инициаторов их введения. Очевидно, сказывается отсутствие знания "загадочной" русской души, более склонной к экономии вынужденной, нежели к осознанной.

Впрочем, подобные достижения вряд ли были бы возможны, если бы в резерве российской экономики не оказались ещё две разновидности чудо-оружия: "облегчённый" рубль и... довольно чувствительные налоги.

Полный текст читайте в №11-12 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2017. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su